«Папа» из «Дизель Шоу». Егор Крутоголов – о работе на «Квартал 95» и планах на будущее

Худрук "Дизель Шоу" Егор Крутоголов 6 июля отмечает день рождения. Накануне он рассказал Фокусу о том, почему не любит политику, как выстроить успешную бизнес-стратегию комедийного шоу, кого мечтает сыграть и как на экране его воспринимают собственные дети

В этом году «Дизель Шоу» отмечает две торжественные даты: пять лет программе и сорокалетний юбилей их худрука и основателя Егора Крутоголова. В 2016 году команда «Дизель Шоу» стала обладателем «Телетриумфа». В 2017-м её тур под названием «Весна смешна» внесли в Национальный реестр рекордов Украины в номинации «Самое большое количество концертов юмористического коллектива в рамках одного концертного тура»: 39 — в 27 городах Украины. В Киеве актеры «Дизель Шоу» выступают на центральной площадке — во Дворце «Украина». Несколько сезонов идут их ситкомы «На троих» и «Папаньки». В «Ютубе» их ролики набирают от двух до пяти миллионов просмотров.  

 В чем секрет такой популярности?

«Дизель Шоу» — это набор скетчей на разные темы — от медицинских реформ до заказа стриптиза учительницами. Участники шоу отрабатывают семейные отношения, реагируют на актуальные события в стране. Первое, что их отличает от конкурентов, — отсутствие политики. Они принципиально не говорят о конкретных политических деятелях, как, например, «Квартал 95».

Во-вторых, у них достойные тексты. Возможно, не самый тонкий юмор, но без экстремизма и вульгарности, свойственной стендапу: «Чиновники, владеющие украинским языком, принципиально не берут взяток, вони беруть виключно хабарi»; «У меня муж пропал, уже звонила в полицию». — «У него три кредита, позвони в банк — быстрее найдут»; «Вы стриптизеров каких заказываете: азиатов, мулатов, молдован?» — «Славян. Хочется своего, по-домашнему»; «Зачем напрягаться каждый день, если зарплата раз в месяц».

Но главная их особенность в том, что «дизели» — это современная комедия дель арте, театр масок. У каждого из актёров своя «маска»: Егор Крутоголов — Отец, Виктория Булитко — Принцесса, Яна Глущенко — Секс-бомба, Евгений Сморигин — Интеллигент. У погибшей в аварии в 2018 году Марины Поплавской было амплуа Матери, потому этой талантливой актрисы особенно не достаёт «дизелям».

Театр масок. «Мы смотримся на сцене как мультяшки: один толстенький, другой худенький, третий — шпала. Комедия дель арте»

Можно провести параллели между актерами «Дизель Шоу» и знаменитой троицей режиссёра Леонида Гайдая — Труса, Бывалого и Балбеса, которых играли Георгий Вицин, Евгений Моргунов и Юрий Никулин. Троица триумфально переходила из одного фильма в другой — так и узнаваемые типажи «дизелей» переходят из одной сценки в другую, создавая многосерийные комедийные циклы.    

Кого бы не играл Егор Крутоголов — таксиста, копа, коррупционера, таможенника, боксёра, пилота, — он всегда Папа. 

Абсолютное зло

 Почему вы ушли от политики?

— Это была серьёзная дискуссия среди троих учредителей «Дизель Шоу» — Михаила Шинкаренко, Алексея Бланаря и меня. Притом я понимал, что современный человек не может совсем дистанцироваться от политики. Но я считаю, что политика — абсолютное зло. В ее основе — обман. В «Квартале», когда мы работали в качестве авторов, мы тоже политики не касались. Мы за семейный юмор. Нам нравится, что к нам на концерты приходит много детей. Бывает, конечно, что-то надо людям сказать на политическую тему — о той же коррупции. Но где возникает политика, сразу подымается грязь, связанная с деньгами.

Читайте также:Пророчества «Черного квадрата». Как Казимир Малевич изображал космические станции и роботов

 Разве тема бизнеса — это не вопрос денег?

— Да, но бизнес что-то создаёт, а политика обкрадывает — это теневые заработки, «распил».

 Тот же «Квартал» мог бы сказать, что с помощью сатиры борется со злом.

— Это палка о двух концах: они политиков перемещают в сферу поп-культуры — вроде бы издеваются над ними, но при этом делают их поп-звёздами.

 У вас есть образ «блатного» человека, «решалы». Насколько он близок вам? 

— По внешности разве (улыбается). Этому персонажу в одном из номеров заносят чемодан денег, чтобы решить вопрос с постройкой дома на Крещатике. И вопрос решается. Один мой знакомый из Кабмина сказал по этому поводу: «Егор, ты не представляешь, насколько это близко к правде».  

«Политика — абсолютное зло. В её основе — обман. Мы за семейный юмор. Где возникает политика, сразу подымается грязь»

Ещё я неплохо знаю таможенников. Я когда-то перегонял машины из Германии и представляю, как работает таможня, — видел эти лица. Помню, как пришлось трое суток ночевать в автомобиле на границе. Сутками очередь не двигалась, но каждые две минуты проскакивала фура с «контрабасом».  

С гаишниками тоже наобщался. Недавно был случай: останавливают патрульные в бронежилетах. Грозно: «Выйдите из машины». — «А чего так?» — «Вы отказываетесь выйти из машины?!» — «Да что случилось?» — не выдерживаю я. И тут старший по званию спрашивает подчиненного: «Ты его точно видел в ориентировке?» — «Или в ориентировке, или по телевизору».

Пятилетку — в три года

 Вы мечтали, что к сорокалетнему юбилею у вас будет одно из самых рейтинговых шоу в стране?  

— Нет, я думал, что буду связан с морским бизнесом: я работал в агентстве в Николаеве. Но тогда моя команда КВН вышла в Высшую Лигу, и мне сказали: «Выбирай». Это было в 2002 году. Я выбрал КВН. В деньгах, конечно, потерял, но урывками я уже тогда мечтал о той реальности, которая сегодня вокруг меня.  

 А когда ваше комедийное дело стало бизнесом?

— В 2015 году, когда организовали «Дизель Студио». В «Квартале» мы были наемными сотрудниками как авторы и иногда появлялись в кадре в некоторых проектах. Ждали, что они нам предложат место рядом с собой на сцене. Но, как оказалось, у них другие планы. Мы поняли, что если так будет продолжаться, то канем в Лету, как чуваки, которые что-то там делали для «Квартала». Решили уйти.  

Идея фильма. Егор Крутоголов и Виктория Булитко в будущем дуэте: она провокатор, он — ее «подстава». Она что-то натворит, он потом «вписывается»

Читайте также:Страсти вокруг насилия. Как скандал с вербовкой актрис на спектакль «18+» расколол театральное общество

Нас пригласил канал ICTV на разговор и после сделал заказ на большое юмористическое шоу. Но этих денег не хватало — первый год мы работали бесплатно, грубо говоря. А от помощи инвесторов отказались сознательно — не хотели ни с кем делить права на наше детище. Устав компании написали втроем с Алексеем и Михаилом на салфетке (смеется). И сделали следующий важный шаг: пригласили бизнес-коуча, наметили бизнес-план. Прописали задачи  на пять лет: столько-то сериалов, столько-то сезонов, столько-то съёмочных дней, количество задействованных актёров. Сделали свою концертную программу. В какой-то момент после репетиции, когда я остался один в зале, а на сцене Дворца «Украина» горели слова «Дизель Шоу», я почувствовал удовлетворение. Мы сразу хотели, чтобы это было шоу, которое можно смотреть с детьми. В целом мы выполнили пятилетний план за три года.

 Что детей привлекает в ваших таксистах и «решалах»?  

— Изначально мы ориентировались не на детскую аудиторию, а на старшую. Хотелось, чтобы концерты смотрели и наши родители. Однажды мой отец сказал: «Это было восхитительно!». Мне было очень приятно. Потом мы провели маркетинговые исследования аудитории и выяснили, что нас смотрят немало детей. Плюс мы ориентировались на наших сверстников, чтобы самим было интересно. Мы смотримся на сцене как мультяшки: один толстенький, другой худенький, третий — шпала. Комедия дель арте.

 Как ваши дети, десятилетний Лев и годовалый Макс, реагируют на ваше творчество?

— Лев подготовлен — он за кулисами давно. Хотя были пару моментов, когда он испытал шок. Заходит в гримёрку, а я там сижу переодетый в женщину. Увидев его выражение лица, я быстро сказал: «Спокойно, сынок, это у папы такая роль!». Еще любопытный эпизод. Лёва был маленьким, года три. Сидим на премьере «Ивана Силы» Виктора Андриенко. Я играю в фильме ирландского болельщика, который (единственный!) вырубил Ивана Силу. А после этого меня вырубает Василий Вирастюк. И вот на экране эпизод: Вирастюк меня вырубает — камера идёт вверх. Тишина. И отчаянный крик Лёвы на весь зал: «Папа, тебе больно?!». Еле успокоили ребёнка, объяснив, что папу на самом деле не били.

 Он в школе хвастается отцом?

— Нет. Хотя там знают, кто у него папа. Но у него своих успехов хватает — он чемпион Украины по картингу. Поэтому нормально. Я прихожу иногда в школу.

 У учителей есть стимул вызывать родителя в школу?

— Да не очень-то — чтобы мы там родительское собрание в шоу не превратили. В садик когда я приходил к Лёве, то смешил детей: заведу его, а сам из-за двери начинаю показывать этюды. Они ржут. Воспитательница меня выгоняла со словами: «Как вы можете — вы же серьёзный человек!» — «Я серьёзный?!» —  наступала моя очередь удивляться (смеется).

 Читал в одном из ваших интервью, что любовь веселить других сыграла решающую роль и в вашей личной жизни: вы насмешили девушку на улице, которая потом стала вашей женой.  

— Было дело. Кате было тогда 13 лет, а мне — 16. У нас была николаевская уличная тусовка, где я всех веселил. Она подружке говорила: «Поехали послушаем Егора». А поженились позднее: ей было 23, мне — 26.

 Она дает вам советы по программе?  

— Да, но деликатно. Говорит: «Слушай, меня эта тема не тронула. Да и в зале никого». Но был номер, тронувший её до слез. Мы играли на сцене трёх космонавтов. Нам дали вино — для эксперимента. Мы не должны были его открывать. Но, естественно, открыли. Выпили. Я говорю: «Звоню жене — сказать, что я ее люблю». Набираю номер. А звонок раздаётся в зале — она там сидела. Это был для нее сюрприз!

Настоящий мужчина

 Вы много занимались спортом: боксом, пауэрлифтингом. Попадали в ситуацию, где нужно было проявить бойцовские качества?

— По юности разве что. В общежитии мы что-то отмечали. Один пьяный парень сцепился с моим приятелем. Пришлось применить к обидчику боксерские навыки. Он очнулся — и ко мне: «Не знаешь, кто меня только что вырубил?» — «Понятия не имею» (смеется). По жизни стараюсь подобных ситуаций избегать. И сына так учу. Драка — последняя мера. Лучше все решить словами.

 С удивлением когда-то узнал, что вы участвуете в автогонках.

— Да, участвовал в Италии в гонках среди полупрофессионалов. Я человек азартный, как-то чуть не вылетел с трассы, была плохая погода, только закончился дождь. Лечу — семь метров до забора, пять, три… Успел остановиться. Я всегда в машине пристёгнут.

 Наверное, поэтому вы как опытный гонщик давали советы Марине Поплавской не садиться на переднее кресло в автобусе?

— Да, я знал о потенциальной опасности этого места. И говорил об этом Марине, понимая, что в случае чего — водитель рефлекторно будет спасать себя.

 Как долго вы все приходили в себя после этой трагедии?

— (с болью в голосе) Мы до сих пор приходим. Некоторые номера с Мариной мы восстановили, некоторые сняли с репертуара.

 Какая перед вами глобальная цель?  

— Снять классное кино. Хочу сыграть настоящего мужчину в экшен. Есть идея сняться в дуэте с Викторией Булитко: она будет провокатором, а я — её подставой. Я медведь, она — лиса. Она что-то натворит, а я потом «вписываюсь». Я, между прочим, и женщин неплохо играю. Как актёр своей универсальностью мне нравится Робин Уильямс. Но я люблю и Брюса Уиллиса. Без ложной скромности смею предположить, что я — это как-будто идеальное сочетание красоты внутренней и… всё (смеется).