«Скажене весілля 3»: Юрий Горбунов о съемках новой комедии, работе продюсера и своем юбилее

Фото: Марина Брикимова

Юрию Горбунову — самому популярному шоумену, телеведущему, комедийному актеру и кинопродюсеру страны, снявшему на FILM.UA сверхуспешный цикл "Скажене весілля", — 50 лет. Накануне юбилея Фокус разыскал именинника. Он оказался на съемочной площадке

В Боярке все готово к свадьбе: богато накрытый двадцатиметровый стол, два трехэтажных торта — розовый и бирюзовый. Роскошная арка из роз для молодоженов, перед которой торжественно расстелен рушник.

Это снимают «Скажене весілля-3» — очередную часть продюсерского детища Юрия Горбунова, первая из которых пятикратно окупила свой десятимиллионный бюджет в отечественном прокате, развеяв миф о неокупаемости национального кино.

В этот раз встать на рушник собирается младший сын Середюка — Захар, чей выбор пал на дочь цыганского барона Раду. Молодых играют Вячеслав Хостикоев и Екатерина Файн. И хотя отец Василий Середюк, в роли которого занят Назар Заднепровский, дал клятву, что портить свадьбу не будет, что-то пошло не так…

Появился священник Евлампий, которого играет Потап. У него чрезвычайно представительный вид. Репетируя, артист густо басит: «Дети мои…» Юрий Горбунов, исполняющий в фильме роль тамады Назария Запухляка, просит его: «Батюшка, благословите съемки». «Благословляю…» — отзывается тот.

В роли священника Потап настолько убедителен, что не упускаем случая узнать, где он взял «краски» для своего персонажа. «Я достаточно близко знаком с этой темой — получил такой опыт в общении с разными пастырями и церквями. Мало кто знает, что в начале 2000-х мне пришлось работать в протестантских церквях Миссии Эммануила, Свидетелей Иеговы, Адвентистов Седьмого Дня. Тогда совсем не было денег, потому я озвучивал для них евангельские мультики, а они мне давали возможность записывать на студии свои треки, — рассказывает Потап. — На образ моего батюшки Евлампия повлиял отец Федор из «12 стульев», батюшка из «Королевы бензоколонки» с его известной фразой «Два по сто и в одну посуду — я к полумерам не привык». Плюс рассказы моих друзей, закончивших семинарию. Вот так из разных источников я насобирал юмористические и афористические нотки для своей роли. А что касается свадьбы, корпоратива, дня рождения, крестин — здесь я специалист номер один. Как приглашенный артист, бывал на тысячах праздников».

«Для образа батюшки я использовал опыт общения с разными пастырями и церквями. В начале 2000-х мне пришлось работать в протестантских церквях. Я озвучивал для них мультики, а они давали возможность записывать на студии мои треки»
Потап, певец, актер

Леся Самаева, играющая Екатерину Середюк, разозлившись на одного из участников свадьбы, провоцирует, по выражению режиссера фильма Любомира Левицкого, «зефир-экшен» — битву гостей друг с другом пирожными. Середюк так разошлась, что сорвала попытку благословить молодых отцом Евлампием. «В третьей части больше внимания уделено Галине Середюк, чем моему персонажу Василию», — признается Фокусу Назар Заднепровский, исполнитель главной роли в двух первых частях «Скаженого весiлля». На вопрос, зачем он так сильно троллит пятого президента Петра Порошенко, чьи поступки и манера говорить схожи с образом его героя Васыля, Заднепровский отвечает: «Да не троллю я его! Просто мой типаж похож. Хотя, откровенно говоря, думаю, что сценаристы все-таки делали поправку на Порошенко».

Родина-мать взбесилась. Актриса Леся Самаева в солнечно-желтом платье мощно вошла в образ разозленной супруги главы семейства / Фото: Марина Брикимова

Леся Самаева в солнечно-желтом платье мощно входит в образ разозленной супруги главы семейства. Ее голубые глаза светятся гневом, как прожекторы. После крика «Стоп. Снято» она восклицает: «Родина-мать взбесилась!» Площадка упала от хохота и утроила артистке овацию.

Бисквитным тортом актриса заезжает в лицо обидевшему ее человеку. «Филигранное попадание, — хвалит Горбунов. — Такое впечатление, что не в первый раз!»

«Конечно, я стараюсь сдерживать энергию, больше имитируя силу удара, чем вкладывая ее, — рассказывает актриса Фокусу. — Да, женщины Украины всегда были сильны. И в третьей части моя героиня максимально раскроет свой дремавший до этого потенциал».

Тазик с кремом. Режиссер Любомир Левицкий рас­по­ряжается, чтобы жениха-француза из первой части «Скаженого весілля», Джимми Воха-Воха, обмазали пирожными / Фото: Марина Брикимова

Перед съемкой этого эпизода Горбунов обратил внимание на торт, чтобы не поранить «жертву» нападения Самаевой. «Уберите орехи и апельсиновую кожуру, — распорядился он. — Поцарапаем звезду — снимать не сможем». Вот что значит продюсер — он отвечает за все. Тем более что у «тортовой атаки» было два дубля.

Расположившись недалеко от цыганской брички и тарантаса, берем интервью у именинника.

Возраст не мальчика, но мужа

У вас, Юрий, 50-летний юбилей. Когда вы приехали покорять Киев из Ивано-Франковска 30 лет назад, предполагали себя в сегодняшней ипостаси успешного телеведущего, актера, продюсера?

— Безусловно, я рад, как все сложилось. Но я никогда не стремился к тому, чтобы специально стать популярным. Ты становишься популярным, когда качественно делаешь свою работу и в ней растешь. За моими плечами больше 20 лет карьеры шоумена и актера.

 50 лет — возраст не мальчика, но мужа. Вы воспринимаете себя на этот возраст?

— Нет, конечно. Мне по ощущениям 21 год, максимум 23. Раньше мог работать круглосуточно, не замечая усталости. А сейчас замечаю. В молодости думал, что 50 — это глубокая старость.

 Сейчас у вас вторая молодость?

— Сейчас просто все в норме.

«Скажене весiлля» в роли проверенного курорта

 Расскажите, что подтолкнуло к продюсированию комедии «Скажене весiлля»? Возможно успех в прокате фильма «Dzidzio Контрабас»?

— Другие комедии на меня не влияли. Я давно думал над этой темой — комедии о свадьбе. Но всему свое время. Здесь я впервые соприкоснулся с кино не только как актер, но и как продюсер. Для телеведущего появление в фильме — опасная штука. Люди привыкли к твоему образу на телеэкране. Поэтому чем у твоей роли больше внешнего антуража — это борода, усы, парик, тем лучше. Так ты меньше похож на себя в ипостаси телеведущего.

Для публики важна вера в персонаж и предлагаемые обстоятельства. В искусстве зрители изначально согласны на обман. Это хороший, добрый обман — они ведь знают, что артисты не умирают по-настоящему.

Публика рада обманываться, потому что искусство отвлекает от повседневности и дает наслаждение.

Мне было ценно замечание одной девушки лет 16-ти, которая сидела у нас за спиной на премьере первого «Скаженого весiлля». Она ржала на протяжении всего сеанса, а затем позвонила кому-то и сказала: «Это офигенно!» Тогда я понял, что движемся в правильном направлении. У нас уже купили франшизу румыны и грузины.

 Вы ожидали, что соберете пятикратную кассу и что успех будет настолько масштабный?

— Мы надеялись на успех, не планировали провала, но то, что он будет таким большим, для нас стало приятной неожиданностью. Все отдавались работе на 100%. Об успехе нельзя думать заранее, мол, ах, как было бы здорово, чтобы мы попали в десятку лучших фильмов мира. Так ты никогда ничего не сделаешь. Нужно просто быть увлеченным своим делом.

Продюсерство появилось в моей жизни потому, что это интересно. Это новый шаг к развитию. И это настолько непредсказуемо, что ты всякий раз словно открываешь новую книгу. Казалось бы, уже третий фильм и можно что-то предвидеть, но нет, появляется что-то совершено иное. Сейчас это карантин. Нужно было в «зуме» проводить совещания, кастинги. Трудно было добиться от спонсоров денег, потому что непонятно, как будет развиваться ситуация: могут ли они сегодня тратить? Но мы убедили их, что все закончится и публика пойдет в кино, мы дадим ей праздник, а сейчас нужно вложиться!

По сюжету первой части у нас одна дочь приводит афро-француза, у другой дочери жених гораздо старше ее, а третий сын женится на цыганке. Ничего не придумано. Все в зале должны узнавать своих родителей, дядей и теть. Именно поэтому эта комедия близка людям.

У кинопродолжений есть свои преимущества. Сценаристы лучше пишут под конкретных персонажей. Авторы часто просят: «Дайте нам артиста». Потому что писать под Назара Заднепровского, играющего Василия, проще, так же, как и под отца Евлампия, в роли которого Потап, и под моего тамаду Запухляка.

Когда ты еще и один из продюсеров, то тебе артисты задают вопросы, которые ты сам задавал, когда работал только актером: «Почему это так, а что нужно здесь сделать?» К тому же в дело ты вкладываешь личные деньги.

 Много вложили?

— Десятки тысяч долларов. Мы вкладывали с Сергей Сазоновским [один из основателей FILM.UA]. Часть бюджета взяло на себя Гос­кино.

 Расскажите, в чем фишка третьей части?

— Когда сын приводит домой цыганку, то на этот раз в шоке не только папа, но и мама. Это для них очередной вызов. Наши сценаристы Николай Куцик и Алексей Приходько постарались. Третий раз сложнее удивлять, чтобы эта история была еще смешнее. Но мы придерживаемся такого мнения, что люди, которые смотрели два предыдущих фильма, должны увидеть продолжение того, что им понравилось. Если ты совсем не находишь в новой картине того, что тебе пришлось по душе в первых фильмах, то считаешь продолжение не слишком удачным.

Именно поэтому мы часто ездим отдыхать на курорты в один и тот же отель, потому что знаем, что нас ожидает. Ты в курсе, какой там ресторан, какое море, где лежаки. Ты знаешь, что всю неделю тебя не подстерегают никакие неприятные сюрпризы. Наше кино — это проверенный курорт. Это проверенные ситуации, когда народ увидит себя, свое отражение, и это будет смешно, весело и с экшен.

 У вас были конфликты с цыганами?

— Наоборот. Когда я вел программу «Подъем» с Машей Ефросининой, мы часто приглашали цыганских артистов Игоря Крикунова и Петю Черного. На заре моей деятельности в Киеве я работал с Петей в самом модном тогда клубе столицы «Голливуд». Был там режиссером вместе с Семеном Горовым, а Петя был на контракте. Для меня цыгане — талантливый певческий народ, который имеет свой колорит и традиции. Это круто. А то, что к ним предвзято относятся, то наш фильм и создается для того, чтобы в форме анекдота разрушать стереотипы.

Все хотят быть любимыми и любить — вот главная идея фильма. Мы люди, и нас должна объединять любовь вне зависимости от того, какой цвет кожи и язык.

Доверяйте своей природе

 Я видел, как вы, будучи уже известным телеведущим, снова вспоминали свою актерскую профессию на репетициях спектакля по Чехову «Два анекдота на ужин». Как удалось тогда так быстро войти в рабочую форму?

— Надо полностью отдаться своей природе, и она тебя не подведет.

 Здесь у вас роль небольшая, но яркая. Многие усматривают в Запухляке черты Павла Зиброва. Особенно когда услышали одну из первых реплик, адресованных ему: «Волосы красишь?»

— Нет, это не Павло. На самом деле это реплика дописана, потому что было видно, что на Запухляке парик, заметно, что эти волосы крашеные. Чтобы это оправдать, мы придумали, что его спрашивают: «Ты что, красишь волосы?» — «Я? Нет, конечно!» Хотя понятно, что красит. Но вся эта ситуация возникла, только когда мы приклеили усы и надели парик.

 В чем сложность продюсирования комедий?

— Это как с анекдотом, рассказанным в компании. Всегда найдется человек, который не засмеется. Ему не смешно. А комедию нужно так снять, чтобы смеялись все, — тогда она будет успешной.

 Как разделяете в себе функции актера и про­дюсера?

— В тот день, когда ты занят как актер, ты не продюсер. Соединить это в день съемки сложно. Но у меня тут небольшая роль, поэтому удается совместить.

 Как вы относитесь к своему персонажу?

— Я его люблю. Он простой незатейливый человек. В каждом районном центре есть такой тамада. Он всех знает. И это важно, поскольку я по своему опыту ведущего скажу, что если с 60% людей на банкете знаком лично, это 60% успеха мероприятия. Ты знаешь их привычки, характеры, истории, случаи. Такие тамады используют в своих речах множество пословиц и поговорок. Они знают, где пошутить и кого можно подколоть: один обидится, а другой спокойно воспримет.

 Вы ведь мастерски подкалываете. Я это помню еще по телепрограмме «Подъем», где вы остроумно подшучивали над Ефросининой. Здесь у вас будут импровизации?

— В кино лучше не импровизировать. Импровизация — это хорошо выученный текст и классно отрепетированная мизансцена. Да, есть небольшой момент импровизации. Но лучше, когда текст не меняется. Когда сценаристы прописывают шутку, она работает именно так, как они ее написали. Артисты же зачастую тянут одеяло на себя, но это не всегда удачно.

 Были какие-то накладки, неожиданности?

— Неожиданностью было, когда посреди съемки налетает буря и все разносит. Тогда надо все сушить и восстанавливать. Понятно, что артисты иногда «колются» [смеются — актерский сленг] в кадре, а на ночных сменах в рот залетают комары. Но это обычные киношные будни. Для меня всегда сложны ночные смены, когда все затягивается под утро. Лучше тогда хотя бы днем поспать. Или на следующий день. Но часто ты и на следующий день занят другими проектами.

Нет поспешным решениям

 Как вас на все хватает?

— Стараюсь. Например, сегодня работаю после съемки новой телепрограммы «Маскарад», которая шла до трех ночи. Так что перед этой сменой, которая началась в полдень, я спал четыре часа.

 Знаю, что вы поддерживаете свою физическую форму йогой. Что она дает?

— Все. Это физкультура, спорт и душевное равновесие. Стараюсь заниматься йогой три раза в неделю, но это не всегда получается. Забрасывать это дело ни в коем случае нельзя, потому что потом долго нагонять. Но мне это не в тягость. На каких-то изнурительных тренировках люди поглядывают на часы: «О, я уже больше часа занимаюсь!» Здесь этого нет. Пошли упражнения на релакс, и ты с сожалением думаешь: «О блин! Уже все заканчивается? Мало». Я занимаюсь йогой четыре года.

 Как ваш трехлетний сын Ваня воспринимает папу на экране?

— Он маленький еще, чтобы как-то особенно воспринимать. Но, как правило, радостно узнает: «Папа!»

 Вы говорили, что хотите еще детей. Планируете пополнение семьи Горбуновых?

— У нас всегда это в планах (улыбается).

Благословение молодых. Потап глубоко вошел в образ батюшки Евлампия, несмотря на афористичные и юмористичные нотки, присущие этой роли / Фото: Марина Брикимова

 Вас родители поддерживали? Мама, я знаю, играла на бандуре, вы играете на баяне.

— Да, мои родители, которых уже нет на этом свете, очень меня поддерживали и гордились моими успехами. Всех детей тогда отправляли в музыкальную школу. Так и я ходил на баян, потом появилась гитара. Сейчас Катя [Екатерина Осадчая, супруга], если начинает играть на фортепьяно, то и я что-то пиликаю. Тем более в театральном институте те, кто играл на музыкальных инструментах, имели приоритет при поступлении. Это все пригодилось.

 Имея такой огромный сценический опыт за плечами, волнуетесь, когда выступаете?

— Конечно. Как в первый раз. Я к этому привык, поэтому не борюсь. Перенаправляю волнение в нужное русло, тогда оно добавляет нужную «перчинку». Если человек совсем не волнуется на сцене или в кадре — с ним что-то не в порядке.

 Как расслабляетесь?

— Йога, велосипед, путешествия. Но отпуск уже закончился — конец августа. Дальше — новый сезон.

 Если что-то идет не так, как собраться?

— Общего правила у меня нет. Кому-то нужно отдохнуть, кому-то выкурить сигару, кому-то выпить сто грамм коньяка. Я тоже могу все это сделать. Но главное — то, что ты должен сам разобраться со своим вопросом. Если вечером чем-то раздражен и тебе надо срочно позвонить и высказаться — отложи на утро. О скоропостижных решениях и звонках точно будешь жалеть. Утром уже и половины не захочешь говорить того, что собирался вчера. Наломаешь дров, а это все равно ничего не даст, кроме испорченных отношений и нервов. Очень многие, причем самые важные дела, решаются сами собой. Главное — не мешать этому. Но если нужно решение, надо его принять. Обычно люди не любят отвечать за сказанное или сделанное, но необходимо уметь брать ответственность. Здесь нужна определенная смелость.

 Какие у вас ближайшие цели как у продюсера?

— Есть задумки новых проектов, в том числе сериалов, но рассказывать о них — это всех смешить, в том числе Бога. Однако плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Хотя ночами не досыпать, напряженно думая о планах, — не мое. Надо чуть отпустить ситуацию, тогда природа сама все расставит по местам. Как только ты перестаешь сильно переживать по таким поводам, все начинает налаживаться. За всем не угонишься и везде не поспеешь.

Что касается новых жанров, то думаю о драмеди. И себе там роль найду. Но не главную. Потому что в своем проекте тогда не сможешь контролировать процесс. Если же на центральную роль приглашают куда-то — тогда другое дело.

 А что с вашей телевизионной ипостасью? Вас не напрягает, что вы с супругой все время вместе — и на сцене, и дома?

— Нет, наоборот, мы скучаем друг за другом, когда не вместе. Я рад, что мы рядом и на сцене, и дома. Если у людей перенапряжение друг от друга — это повод подумать о том, нужно ли им вообще быть вместе.

Мы с Катей стареемся делать друг другу сюрпризы. То какого-нибудь артиста известного на день рождения пригласим, то какие-нибудь фишки придумаем. Как-то на мой день рождения Катя сделала такой сюрприз: мы поехали на дачу, а там обнаружилась куча друзей, артисты, серпантин. Это радостная толпа вдруг неожиданно выступила на меня из темноты: «Хеппи бездей ту ю-ю!» Прямо как в американском кино.